Власть больших денег. Госбанки продолжают захватывать финансовый рынок

Фото Михаила Воскресенского / РИА Новости

Будущее банковского сектора пока неутешительно — консолидация и концентрация бизнеса на крупнейших банках, в основном — на государственных игроках

Одна из наиболее ярких тенденций уходящего года в банковском секторе — дальнейшая консолидация рынка на ограниченном числе игроков. Начало процессу было положено еще год назад, когда три из четырех банков так называемого «московского кольца» перешли в Фонд консолидации банковского сектора. В результате чего доля активов кредитных организаций с госучастием на начало 2018 года впервые в истории достигла 70%.

Несмотря на заявления регулятора о планах продать все переданные в ФКБС банки после их «очищения», в реальности это коснулось пока только одной кредитной организации — в марте следующего года Банк России выставит на продажу относительно небольшой в масштабах сектора Азиатско-Тихоокеанский банк. Промсвязьбанк становится опорным банком для оборонного комплекса, а перспективы продажи «ФК Открытия» выглядят крайне туманными с учетом масштабов его бизнеса.

Однако и без учета крупных санаций налицо усиливающийся перекос сектора в пользу крупных банков. Очень показательны темпы роста отдельных групп игроков. Если мы возьмем динамику активов за январь-октябрь 2018 года, то увидим, что практически весь прирост пришелся на банки из топ-30 — их совокупные активы увеличились на 6%, тогда как рост остального сектора (ниже 30-го места) составил менее 1%.

В кредитном портфеле похожая ситуация — топ-30 банков нарастили портфель корпоративных кредитов на 11% против сокращения на 9% у банков вне тридцатки. Малым и средним банкам пока удается конкурировать лишь в розничном кредитовании: здесь они показывают рост в 10% против 20% у банков из топ-30.

Слияния и поглощения

Консолидация не ограничивается ростом активов и санациями. 2018 год стал рекордным по числу объявленных сделок M&A в банковском секторе. Примечательно, что без учета Совкомбанка, присоединившего в ноябре Росевробанка и Банка «СКИБ», большая часть сделок происходит с участием госбанков.

Рекордсменом стал ВТБ, который только за август-ноябрь объявил о планах по покупке трех крупных банков регионального масштаба — банка «Возрождение», Саровбизнесбанка и Запсибкомбанка.

В ближайшие пару лет число сделок M&A с высокой вероятностью продолжит расти. Динамика сектора показывает, что малым и средним банкам становится все сложнее вести бизнес в условиях стагнации экономики, растущей конкуренции и низкой маржинальности.

Неудивительно, что сегодня порядка половины всех банков размещают значительную часть средств (более 20-30% активов) в низкодоходные вложения — межбанковские кредиты и депозиты в Банке России, сокращая традиционный бизнес. На этом фоне все больше акционеров теряют интерес к бизнесу: только за август-декабрь шесть банков добровольно отказались от лицензии на осуществление банковской деятельности.

Основной интерес для покупателей будут представлять именно региональные банки, обладающие сильным брендом, стабильной клиентской базой и разветвленной офисной сетью. Бенефициарами такого процесса станут преимущественно банки с госучастием, в меньшей степени — крупные частные банки.

ЦБ еще в январе 2018 года поддержал предложение ФАС о законодательном ограничении доли государства в банковском секторе, однако кроме заявлений никаких мер пока не было принято.

Консолидация сектора и параллельный рост доли госбанков — это долгосрочный тренд, с которым частным банкам предстоит жить ближайшие 2-3 года. По итогам 2020 года доля топ-30 превысит 90% активов против нынешних 85-86%, а доля банков с госучастием достигнет 75%, прогнозирует «Эксперт РА».

Вечное кольцо

Что же консолидация сектора означает для клиента? С одной стороны, расширится спектр услуг, которые можно получить в рамках одного банка вне зависимости от размера и специфики бизнеса клиента. С другой — компании из регионов не без оснований опасаются, что поглощение местных банков федеральными игроками лишит их индивидуального подхода и оперативности в принятии решений.

Уже сегодня мы видим, что отдельные компании остаются на обслуживании в небольших местных банках, несмотря на более привлекательные ценовые условия со стороны крупных госбанков — для предприятий МСБ крайне важно сохранить переговорную позицию, что в крупном банке практически невозможно.

Однако более важный вопрос — окажет ли консолидация позитивное влияние на уровень рисков в системе? Примеры «ФК Открытия», Бинбанка и ряда других игроков наглядно показывают, что сделки M&A далеко не всегда ведут к усилению кредитного качества объединенных банков.

В этом контексте важно понимать, что кредитоспособность госбанков в большинстве случаев определяется вероятностью экстраординарной поддержки государства и слабо зависит от их внутренней устойчивости. На практике это дает госбанкам возможность расти заметно быстрее рынка, принимая повышенные риски без опаски за свое кредитное качество.

Выбор у частных игроков в таком случае небольшой. Первое — это расти прежними темпами, постепенно теряя позиции и бизнес. Второе — объединяться с другими такими же игроками для усиления позиций. Третье — повышать риск-аппетиты. Последний вариант наиболее опасен с точки зрения устойчивости банковского сектора.

Ведь если риски госбанков в конечном счете будут закрыты докапитализацией либо административным ресурсом, то усиление риск-аппетита частным сектором фактически ничем не страхуется.

В результате при реализации негативного сценария на долгосрочном горизонте мы можем вновь столкнуться с повторением случаев «московского кольца», что потребует дополнительных расходов со стороны регулятора и, что более значимо, еще сильнее подорвет доверие к частным банкам и усилит позиции государственных игроков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *